Перейти к основному содержанию


6511 просмотров

Казахстанские экономисты развеивают мифы о ВТО

Почему крупный бизнес опасается срыва импортозамещения

Штаб-квартира ВТО в Женеве. Фото: Reuters

«Курсив» выяснил, почему со стороны владельцев крупного бизнеса все чаще звучат разговоры о возможном провале программы импортозамещения после вступления Казахстана в ВТО.

«Мы слышим, что в 2019 году Казахстан вступит в ВТО, и все меры поддержки станут противоречить нормам этой организации. Это не так. Например, нашей рабочей группой будут выработаны конкретные механизмы, и, естественно, все это найдет отражение в виде изменения тендерных процедур, законодательных актов – в первую очередь это налоговые льготы, таможенные преференции, льготное кредитование», – заявил недавно в ходе совещания в Уральском офисе КПО б.в. управляющий директор по развитию бизнеса и местного содержания ТОО «PSA» Мухит Магажанов.

Напомним, ТОО «PSA» представляет интересы Казахстана в нефтегазовых проектах в части соблюдения норм ОСРП (окончательного соглашения о разделе продукции – «Курсив») и интересов отечественного бизнеса.

«Да, есть обязательства, которые страна взяла на себя. Но при этом мало кто знает нюансы. Например, у стран, входящих в ВТО, есть «threshold» (пороговый уровень – «Курсив»), в рамках которого любая страна вправе, а где-то даже и обязана поддерживать местные компании. Будь то Норвегия, Кувейт, Оман или Казахстан», – объяснил спикер.

Пока на ниве поставок в нефтегазовый сектор отечественные заводы больших побед не имеют, считает директор западно-казахстанского кораблестроительного завода «Зенит» Вячеслав Валиев. Он убежден: после вхождения в ВТО казахстанские производители гражданского сектора окажутся в условиях сложной конкуренции.

«С КПО б.в. мы работаем сегодня по сертификации производства, но заказов оттуда больших не имеем», – говорит в эксклюзивных комментариях «Курсиву» директор завода. По его словам, предприятие от компании «Сайпем», которая сейчас работает на Чинаревском месторождении, получило заказ на строительство нефтевышек. «Но это мелочи по сравнению с тем, что мы можем. Пока все получаем по остаточному принципу. А с вступлением в ВТО на наш рынок будут заходить на равных условиях зарубежные игроки. Что делать? Работать. Знаете как? Мы грудью дорогу проложим себе…» – заключил Валиев.

Главный научный сотрудник института стратегических исследований при президенте РК Вячеслав Додонов, напротив, считает, что ВТО не противоречит программам импортозамещения. Это нормальная национальная промышленная политика большинства экономик развитых стран, уверен он. Тем более, в рамках договоров с недропользователями (ОСРП) и нового Кодекса недропользования есть нормативы по местному содержанию.

«Казахстан не вступал в ВТО так безоглядно, как это сделали некоторые другие страны. Например, Кыргызстан, который стал ее членом на условии развитой страны. Там есть лазейки, которые позволяют отстаивать свои интересы», – говорит в комментариях «Курсиву» эксперт.

То, что сегодня уровень казсодержания в нефтегазовом секторе по товарам небольшой (около 13% – «Курсив»), по мнению Додонова, объясняется сложностью проектов на месторождениях и тем, что операторами являются международные компании, которые привыкли работать со своими поставщиками.

«Но попытки развивать машиностроение на основе потенциального спроса в такой сфере разумны и нормальны. Не думаю, что вступление в ВТО сильно ограничит эти возможности», – говорит Вячеслав Додонов.

Требования по сертификации и стандартизации, которые будут выставлены казахстанским экспортерам, – это «перетягивание каната», когда все игроки понимают: процесс этот сложный, но необходимый, считает эксперт. Но, как страна сырьевой экономики, Казахстан не сильно заинтересован вступать в ВТО. Это выгодно странам, которые продвигают свою готовую продукцию на высококонкурентные зарубежные рынки. Тогда при возникновении разного рода ограничений у них появляется возможность апеллировать к ВТО.

«Хотя мы видим, как на наших глазах происходит деградация всех международных договоренностей, развязанная в рамках торговых войн. ВТО была выгодна раньше, а не в новой реальности, странам, желающим продвинуть конкурентоспособную продукцию на уже занятые кем-то рынки. У нас и без ВТО купят и нефть, и газ, и пшеницу, и металлы. С другой стороны, это, безусловно, поможет зарубежным поставщикам зайти на наш рынок, а местные производители могут оказаться бессильными перед лицом мощных компаний», – высказывает свои опасения экономист.

Он также обратил внимание на то, что в ходе множества конференций, где обсуждалась эта тема, задачей казахстанских экономистов было найти консенсус в этом вопросе.

«ВТО несильно поможет подвинуть интересы бизнеса на экспортных рынках, но внутренний рынок ставится под удар. Такой была общая консолидированная позиция казахстанских экономистов», – говорит эксперт, напоминая, что ВТО регулирует не только торговлю, но и сферу услуг.

«Это вызывает озабоченность и в нашем финансовом секторе. Банки всерьез опасаются, что западные конкуренты напрямую – через филиалы, а не как сейчас, через «дочки», – могут присутствовать на нашем рынке. И тогда резко обострится конкуренция», – заключил эксперт.

Точка зрения

Айдархан Кусаинов, независимый эксперт-экономист:

«Все принципы ВТО во многом согласованы с принципами ЕАЭС. Мы туда входили уже с учетом Таможенного Союза. Так что на своем долгом 19-летнем пути в ВТО мы многие вещи уже регламентировали и отчасти давно живем по ее правилам. Эффект от вступления в ВТО не будет грандиозным. Возгласов: «Вау! Как все изменилось!» – не ждите. Мы в этой реке уже плывем, и рассуждать, больше или меньше мы намокнем, нет смысла. Требования ВТО открыть границы, снизить таможенные пошлины – все это у нас уже есть. Но теперь мы можем что-то диктовать странам – участницам ВТО. Например, просить в Турции снижения тарифов на товары. Теперь мы имеем этот аргумент, возможность идти на экспортные рынки. При этом наши рынки уже много лет открыты, и никто сюда не пришел.

А судьба машиностроения зависит не от ВТО, а от внутренней политики. Есть казахстанские компании, которые экспортируют макароны в Италию. Алматинский вентиляторный завод открыл филиал в Подмосковье – наладил там производство и успешно продает свою продукцию. Другая компания экспортирует мороженое в Китай. Бизнесмены найдут, с чем и как выйти на зарубежные рынки. Или все боятся, что зайдут иностранные банки и наш финансовый сектор умрет. Китайский банк придет? Для него Казахстан как один микрорайон Шанхая. Это наши фобии. Например, Сингапур хоть и маленькая страна, но экспортирует огромное количество товаров. Поэтому туда идут. У нас же маленькая экономика. В ВТО вступают не для того, чтобы бояться вала импорта, а чтобы получить аргументы поставлять товары на экспортные рынки. Поэтому ВТО – для экспортных компаний. Наши урановые компании и по добыче металлов на западных рынках облагались большими пошлинами. И теперь «Казатомпром» очень выиграл от вступления в ВТО».


23673 просмотра

Кто кормит Восточный Казахстан

ТОП-12 крупнейших налогоплательщиков Восточного Казахстана

Фото: Shutterstock

Большая часть налоговых отчислений промгигантов из ВКО уходит в республиканский бюджет. Размер средств, которые самые крупные компании региона отдают в казну страны, в пять раз больше, чем налоговые платежи от этих же юрлиц в бюджет области. «Курсив» составил рэнкинг предприятий региона, которые являются главными кормильцами для Восточно-Казахстанской области.

И в область, и в республику

По данным официального интернет-ресурса акимата ВКО, доходы области в 2018 году составляли 244 млрд тенге. Из них большая часть – 85%, или 207 млрд тенге – это поступления трансфертов из республики, налоговые поступления занимают лишь 13%, или 33 млрд тенге.

От 12 крупных предприятий области в 2018 году в местный и республиканский бюджеты поступило более 158 млрд тенге. Налоговой задолженности у промгигантов, о которых пойдет речь, за прошлый год нет. Согласно информации, полученной от заместителя руководителя департамента государственных доходов по ВКО Ержана Ктанова, схема распределения налогов по уровням бюджета определяется приказом министра финансов РК. В нем сказано, что корпоративный подоходный налог (КПН) с юридических лиц (кроме нефтяного сектора), НДС, налог на добычу полезных ископаемых выплачиваются в республиканский бюджет. Местный бюджет может рассчитывать на индивидуальный подоходный, социальный, земельный налоги, плату за эмиссии, пользование водными ресурсами и землей.

Кроме того, горнодобывающие компании по договорам недропользования каждый год отчисляют определенную сумму в рамках социальной ответственности бизнеса. По словам руководителя управления предпринимательства и индустриально-инновационного развития ВКО Ержана Шурманова, за 2018 год по данной статье доходов от недропользователей поступило 1,1 млрд тенге.

12-е место: автосборочный завод «СемАЗ»

На последнем месте в списке компаний, составленном «Курсивом», расположился семейский завод по сборке автобусов, тракторов и грузовиков ТОО «СемАЗ». По данным департамента госдоходов ВКО, за прошлый год предприятие выплатило налогов на сумму 379 млн тенге. Союз предприятий автомобильной отрасли «КазАвтоПром» сообщает, что в 2018 году на семейском заводе произведено 584 единицы продукции. Доля выпуска автомашин среди автопроизводителей Казахстана составляет 2%.

11-е место: филиал АО «KEGOC» «Восточные межсистемные электрические сети»

Единственная компания из списка, которая 99% своих налоговых отчислений – 732 млн тенге – отдает только местному бюджету. Предприятие занимается передачей электроэнергии от энергопроизводителей по своим сетям. В ВКО владеет ЛЭП протяженностью более 1,5 тыс. км, шестью трансформаторными подстанциями.

АО «KEGOC» уже больше четырех лет привлекает деньги частных инвесторов через Казахстанскую фондовую биржу, и финансовая отчетность компании наиболее прозрачна. По данным с сайта kase.kz, за прошлый год простая акция выросла в цене на 15% и достигла в начале 2019 года стоимости 1 600 тенге. За счет инвестиций с биржи в Восточном Казахстане предприятие построило и в конце прошлого года запустило воздушную линию «Шульбинская ГЭС – Семей – Актогай – Талдыкорган – Алматы».

10-е место: ТОО «АЭС Усть-Каменогорская ГЭС»

Крупная гидроэлектростанция ВКО в прошлом году пополнила бюджет на 1,7 млрд тенге. Большая часть обязательных платежей – 1,5 млрд тенге – ушла в бюджет РК в виде КПН и НДС. Прибыль компания получает от продажи произведенной электроэнергии, которая является самой дешевой в стране – 1,78 тенге за кВт/час.

9-е место: ТОО «Усть-Каменогорская ТЭЦ»

Цена за энергию, произведенную на главной теплостанции Усть-Каменогорска, в три раза больше, чем на ГЭС– 5,69 тенге за кВт/час. За год ТЭЦ производит более 372 МВт, энергию продает как для нужд города, так и для промышленных предприятий – ТОО «Казцинк» и АО «УМЗ». В год компания платит 1,9 млрд тенге налогов, из них 603 млн тенге поступают в местный бюджет.

8-е место: АО «Усть-Каменогорский титано-магниевый комбинат»

Единственное в стране предприятие, выпускающее сплавы титана и магния, имеет совокупные активы, по состоянию на начало 2019 года, в размере 99,8 млрд тенге. Занимает 20%-ную долю мирового производства губчатого титана, который используется в основном в аэрокосмической промышленности.

Чистая прибыль листингованной компании, по данным KASE, по итогам прошлого года составила 4,9 млрд тенге. Налоги, которые выплачивает УК ТМК в казну, превышают 2,8 млрд тенге, из них только треть уходит в бюджет области.

7-е место: АО «Ульбинский металлургический завод»

Компания входит в НАК «Казатомпром» и занимается производством топливных таблеток для ядерных реакторов, редких цветных металлов. По данным консолидированного отчета с сайта ulba.kz, выручка от продаж в прошлом году составила 42,9 млрд тенге (с ростом на 14% к предыдущему периоду). Налоговые выплаты в бюджет превысили 3,3 млрд тенге.

6-е место: АО «Азия-Авто»

По итогам прошлого года компания заняла лидирующую позицию в казахстанском автопроме, выпустив 60% произведенных в стране легковых автомобилей. Объем продаж за год приблизился к 58 тыс. авто, что на 25% больше, чем в 2017 году. Такие данные опубликованы в консолидированном аудиторском отчете АО.

Реализация автомобилей собственной сборки принесла организации выручку в 79 млрд тенге. Размер уплаченных за 2018 год налогов, по данным ДГД ВКО, составил 3,8 млрд тенге.

5-е место: АО «Каражыра»

Пятерку крупнейших налогоплательщиков области открывает угольный разрез в Семее. За прошлый год налогоплательщик выплатил в бюджет 3,9 млрд тенге. При этом доход угледобывающего предприятия превысил 33 млрд тенге. За прошлый год на открытых рудниках АО «Каражыра» добыто более 8 млн тонн каменного угля.

По данным из аудиторского отчета, чистая прибыль акционеров фирмы составила 7,2 млрд тенге, что на 47% больше, чем годом ранее.

4-е место: ТОО «Бакырчикское горнодобывающее предприятие»

6,1 млрд тенге выплатила в бюджет самая молодая горнодобывающая компания Восточного Казахстана за прошлый год. Прошлым летом предприятие по добыче золота было только запущено в эксплуатацию. Месторождения «Бакырчик» и «Большевик» в Жарминском районе ВКО планируют разрабатывать как минимум в течение ближайших 20 лет. В этом году, когда компания выйдет на проектную мощность, производственный план по выпуску драгметалла должен быть на уровне 10 тонн.

3-е место: ТОО «Востокцветмет»

Тройка лидеров со значительным отрывом от остальных характеризуется выплатой десятков миллиардов тенге. Так, «Востокцветмет» – юридическое лицо, объединяющее подземные рудники и обогатительные фабрики в Шемонаихинском и Бородулихинском районах, пополнила в прошлом году бюджет на 23 млрд тенге. ТОО входит в группу компаний KAZ Minerals.

2-е место: ТОО «KAZ Minerals Aktogay»

Одна из самых динамично развивающихся горнодобывающих компаний области принесла бюджету 31,7 млрд тенге. На предприятиях Актогайского ГОКа в Аягозском районе ВКО в прошлом году произвели более 130 тыс. тонн меди (на 45% больше, чем годом ранее). Выручка от реализации металла на Актогае, по данным финансовой отчетности компании, в прошлом году составила $254 млн.

1-е место: ТОО «Казцинк»

Самую большую сумму налогов в разрезе региона по итогам прошлого года выплатило крупнейшее предприятие цветной металлургии Казахстана. ТОО «Казцинк», выпускающее аффинированные цветные металлы, направило в республиканский и областной бюджеты 79,2 млрд тенге. Это на 10 млрд тенге меньше, чем в прошлом году.

Согласно данным из опубликованного аудиторского отчета, выручка от продажи металлов, концентратов и услуг превысила 1 трлн 81 млрд тенге, что на 8% больше, чем в 2017 году. Главным инвестором компании является Glencore International AG (Швейцария).

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Депозиты в какой валюте вы предпочитаете?

Варианты

Цифра дня

старше 20 лет
половина продаваемых авто в Казахстане

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций