Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


74632 просмотра

Как меняется автопром Узбекистана

Ташкент постепенно либерализует импорт автомобилей и убирает льготы для национальных автопроизводителей

Фото: Shutterstock

Приехавшему в Ташкент казахстанскому автолюбителю поневоле бросается в глаза обилие на дорогах одинаковых машин. Трассы и парковки запружены Chevrolet (чаще белого цвета, реже – черного, еще реже – других расцветок), между которыми периодически попадаются Daewoo. Лишь иногда проедет российский ВАЗ, прочие марки – редкость.

На момент подготовки статьи из около 13 тыс. машин, выставленных на продажу на сайте olx.uz, 7,2 тыс. приходились на Chevrolet, почти 3 тыс. – на российские «Лады», 1,5 тыс. на Daewoo и 1,5 тыс. – на три десятка других мировых марок. Доля машин локального производства на местном рынке достигает 97%.

Однако картина постепенно меняется. По данным Госкомстата РУз, за 2018 год в страну было ввезено автомобилей на $320 млн, что в два раза больше, чем в 2017 году. Постоянно открываются новые автосалоны, продающие иномарки.

Только российская «Лада» продала в прошлом году на узбекском рынке более 10 тыс. легковых автомобилей, а в этом году рассчитывает удвоить продажи. Казахстанская Astana Motors в прошлом году заявила о намерении выйти на узбекский рынок (правда, в компании не смогли прокомментировать «Курсиву», на какой стадии находится этот процесс сейчас). В настоящее время платежи за их ввоз в РУз могут достигать 30–40% от стоимости машин, но Таможенный комитет уже объявил о возможном снижении пошлин, при этом пошлина на ввоз автомобилей премиум-класса уже обнулена, а электрокары при импорте еще и не облагаются акцизом. На этом фоне сразу несколько иностранных брендов объявили об интересе к созданию сборочных производств в РУз.

Узбекский автопром тоже не планирует сдавать позиции: в начале июля Шавкат Мирзиёев поручил увеличить выпуск авто с нынешних 250 тыс. штук в год до 350 тыс. к 2023 году, одновременно повысив уровень локализации легковых авто до 55% (сейчас в среднем 42%), а коммерческих – до 30% (сейчас от 12% и выше, в среднем 24%). Экспорт должен увеличиться в 5,5 раза, до 25,7 тыс. машин в год. 

Правда, на совещании с президентом было решено отменить для автопрома льготы по НДС (20%) и остальным налогам (ряд производителей два года не платили налог на прибыль и имущество). Зато им отменят акциз (3%), автотранспортные сборы (4%), а также власти хотят снизить себестоимость за счет упомянутого выше роста локализации. Меры по развитию автопрома объединены в Концепцию развития отрасли до 2025 года, которая сейчас обсуждается в стране. 

Что происходит на узбекском авторынке и что его ждет: резкий рост конкуренции, затоваривание, или планы останутся только планами? «Курсив» разобрался, что происходит сейчас в автопроме нашего южного соседа.

Накачивая железо 

История узбекского автопрома началась в далеком 1996 году, когда с конвейера автомобильного завода в городе Асака Андижанской области, построенного с помощью Южной Кореи, вышел первый автомобиль – минивэн Damas. Машина оказалась очень живучей и до сих пор находится в производстве. Так Узбекистан стал 21-й страной в мире, создавшей свой автопром. В 2008 году пришел и спустя десять лет ушел General Motors – в конце июня 2019 года компания General Motors Uzbekistan сменила имя на UzAuto Motors. От американцев остались несколько собираемых в стране моделей и завод GM Uzbekistan в той самой Асаке. Сегодня весь автопром принадлежит госхолдингу «Узавтосаноат». В него входят несколько автосборочных предприятий, выпускающих модели Chevrolet Spark, Nexia, Cobalt и ряд других, а также линейку Ravon (бывшие Chevrolet и Daewoo). В стране собирают автобусы, спецтехнику, грузовики MAN и КамАЗ. Всего в холдинге более 85 предприятий, на которых трудится более чем 27 тыс. работников. С учетом смежников в отрасли занято до 200 тыс. человек. Все вместе они обеспечивают 6,6% ВВП РУз. За прошлый год холдинг «Узавтосаноат» заработал 130,4 трлн сум выручки ($1,2 млрд), более чем удвоив показатель прошлого года. Правда, чистая прибыль упала со 130 млрд сум до 96,6 млрд ($112,9 млн). 

За прошлый год страна выпустила более 220 тыс. легковых авто на сумму $217,2 млн. Произвести тоже можно было больше – в среднем мощности автопрома загружены на 73% (данные 2018 года). Более 4,7 тыс. машин ушло на экспорт – в основном в Россию (41%). Раньше экспортировалось больше, но в 2018 году основной производитель GM Uzbekistan остановил экспорт (СМИ объясняли это проблемами в менеджменте, само предприятие – изменениями ценовой политики). В 2019 году экспорт возобновился – компания отчиталась о начале поставок в Украину, Беларусь, Азербайджан, приграничные страны (кроме Туркмении). Более того: переименованный UzAuto Motors договорился о сборке своих моделей в Черкесске (Россия) и уже презентовал в Алматы свой Ravon, собранный на заводе в Костанае. Деваться заводу некуда, надо развиваться – в минувшем мае президент Шавкат Мирзиёев категорически потребовал увеличить локализацию и создать новые рабочие места, пригрозив в противном случае закрытием предприятия. 

Что касается других производителей, то они в 2018 году выпустили около 4,3 тыс. грузовиков и почти тысячу автобусов. Часть их тоже ушла на экспорт в соседние страны. Но основная масса машин остается в республике: рынок далеко не насыщен. Уровень автомобилизации в Узбекистане, по официальным данным, составляет 75 единиц техники на тысячу человек – для сравнения, в Казахстане этот показатель равен 240 единицам. 

Быстрее, больше, дешевле 

Структура спроса и предложения в узбекском автопроме постепенно меняется. Как рассказали «Курсиву» в АК «Узавтосаноат», на рынке коммерческой техники растут продажи машин, работающих на газе. Это топливо дешевле, чем дизель или бензин. Дешевизна играет роль и в сегменте легковых машин – входящая в холдинг UzAuto Motors планирует освоить выпуск моделей с ценой в районе $10 тыс., а также мини-кроссоверов за $15 тыс. – в компании ожидают роста спроса на них. Ориентировочный запуск моделей намечен на 2020 год. 

Узбекские производители коммерческой техники тоже расширяют модельные ряды. Самаркандский завод (ООО «СамАвто») начинал 20 лет назад с двух моделей автобусов и трех грузовиков, а сегодня продает четыре модели автобусов и грузовики на 10 моделях шасси. Модельный ряд JV MAN Auto Uzbekistan составляет более 60 позиций. При этом производители отмечают, что растет спрос на более дорогую, но и более качественную технику. В прошлом году начался выпуск тягача MAN, соответствующего стандарту «Евро-5». Годом ранее был налажен выпуск низкопольных автобусов. Это вообще тренд – такими машинами удобно пользоваться пожилым пассажирам и людям с ограниченными возможностями. 

В планах властей – расширить модельный ряд узбекской сборки за счет новых зарубежных партнеров. В упомянутой выше Концепции развития отрасли говорится о запуске в 2023 году сборки электромобилей в Ферганской области совместно с Hyundai. Стоимость проекта – $300 млн. Есть и другие планы – с китайской Sinotruck прорабатывается вопрос сборки грузовиков в Самарканде. Также в минувшем мае подписано соглашение с Volkswagen о начале производства немецких машин на мощностях «Узавтосаноат» (правда, подобное соглашение 2017 года так и не было реализовано). 

таб2_0.jpg

В долг – для своих 

Для стимулирования спроса на новые авто «Узавтосаноат» планирует внедрить продажи по методу Trade-in. Но в гораздо большей степени спрос подстегивается развитием автокредитования. Еще три года назад купить машину в долг узбекистанцам было довольно сложно. Однако начались экономические реформы – и банки стали наперебой предлагать автокредиты. Рост оказался настолько бурным, что в начале этого года Центробанк жестко потребовал от банкиров озаботиться созданием резервов на случай невозвратов. После этого несколько банков ушли из автокредитования, но сейчас 12 финансовых институтов из 30 продолжают одалживать клиентам средства на машины. По данным ЦБ РУз, на 1 января 2019 года они выдали автокредитов на сумму 3,3 млрд сум ($387,6 млн). За прошедшие полгода этот показатель вырос почти на треть. Проведенный «Курсивом» опрос показал, что средняя ставка по кредитам составляет от 25 до 30% в год. Минимальная ставка у «Даврбанка» – 18% годовых при первоначальном взносе 50% от стоимости машины. Как правило, банки кредитуют от 75 до 50% суммы на покупку машины, срок кредита – до года (лишь один банк кредитует до трех лет и еще один – до четырех). Максимальная сумма – 300 млн сум ($35 тыс.), но большинство банков выдают до 203 млн сум ($23 тыс. – это тысяча минимальных зарплат). Важно отметить, что кредиты выдаются только на машины, собранные в Узбекистане. 

таб.jpg

Свобода – дело суровое

Нетрудно заметить, что на жестко контролируемом государством рынке присутствуют две противоречивые тенденции: растет импорт и одновременно государство планирует нарастить мощности «Узавтосаноат». Опрошенные «Курсивом» независимые эксперты считают, что протекционизм долгое время сдерживал развитие рынка. По мнению директора Центра экономического и социального развития Юлия Юсупова, покупатели переплачивали за продукцию GM-Uzbekistan, в то время как сам производитель пользовался налоговыми преференциями.

«Автопром получал льготные кредиты – тоже за счет других субъектов экономики (если кто-то получает бесплатный или дешевый ресурс, следовательно, у кого-то другого этот ресурс отняли или заставили продать задешево – это элементарный закон экономики)», – резюмирует экономист. 

В то же время другие эксперты отмечают, что протекционизм не стимулировал повышение эффективного производства, но подобная политика обычна для первоначального этапа развития автопрома. Например, в Южной Корее такие условия сохранялись до начала 1990-х годов, да и сейчас импортные авто обходятся корейцам заметно дороже отечественных.

Сейчас, в условиях постепенной либерализации импорта и развития банковского автокредита, платежеспособный спрос на узбекском авторынке будет, безусловно, расти, как и предложение. Потребитель почувствует себя в более комфортных условиях. Сложно сказать то же самое о производителе – холдинге «Узавтосаноат», учитывая отмену налоговых льгот и намерение государства не допустить роста цен на авто. Но опасаться за судьбу госхолдинга, обеспечивающего одну пятнадцатую от ВВП, тоже не приходится – хотя его менеджерам, очевидно, придется привыкать работать в более жестких рыночных условиях.


1099 просмотров

Как иностранные игроки меняют рынок аренды автомобилей в Казахстане

И почему разоряются местные компании

Фото: shutterstock

Каршеринг Anytime со ссылкой на акимат Алматы заявил о заметном сокращении автомобилей на улицах города: если в сентябре 2018 года на улицах было 288 автомобилей на тысячу человек, то сейчас этот показатель равен 251. А к 2035 году, надеется акимат, сократится до 155 единиц транспорта на тысячу жителей. Один из инструментов снижения городского трафика – аренда автомобилей. «Курсив» узнал у ведущих игроков этого рынка, что мешает данной сфере услуг заработать в полную силу.

Тайны «взлетевшего» каршеринга

С момента начала работы в Казахстане в 2018 году сервис каршеринга Anytime стал витриной всего рынка аренды автомобилей. Его брендированные машины заметны в городском потоке, конкурентов в сегменте поминутной аренды машин у компании нет. Сейчас парк Anytime составляет 340 автомобилей, в конце сентября добавятся еще 60. За минувший год на автомобилях компании совершено полмиллиона поездок, клиентская база достигла показателя 100 тыс.

Anytime не сообщает о вандализме в отношении своих машин – такие случаи отмечались в первые дни работы сервиса, но эта волна быстро сошла на нет. У компании нет жалоб на безответственное поведение клиентов, возможные аварии и так далее. Причины, которые тормозят развитие рынка аренды в целом, для сервиса каршеринга словно не существуют. Но и о причинах лояльности рынка компания не распространяется, предпочитая держать свои бизнес-секреты в тайне.

Рынок аренды – около 100 автомобилей

Что представляет собой остальной рынок аренды автомобилей? Во-первых, он состоит из двух крупных сегментов: аренда легковой и коммерческой техники (чаще в форме лизинга, то есть долгосрочной аренды техники с правом последующего выкупа). Далее он сегментируется по срокам аренды: помимо упомянутого каршеринга есть краткосрочная аренда (1–3 дня) и долгосрочная (от 7 дней).

Крупной компанией на рынке аренды автомобилей считается та, которая имеет парк из 30 автомобилей. По разным оценкам, таких компаний на рынке Алматы от трех до пяти. В их числе и местные офисы глобальных брендов Avis и Hertz.

Офис Avis открыт в Алматы в 2014 году (основное направление компании – лизинг; лизинговый парк компании составляет около тысячи автомобилей). Hertz зашла на рынок два года спустя. Их клиенты – иностранные туристы и специалисты. Арендовать здесь машину оперативно очень сложно: как правило, очередь расписана на полгода вперед.

Обе компании подтвердили растущий спрос на их услуги и планы по расширению автопарка. При этом эксперт компании Hertz отметил, что интерес к стране у иностранцев, предпочитающих путешествия на арендованных автомобилях, сдерживается нелестными отзывами о контактах с местной дорожной полицией.

Говоря о прибыльности этого бизнеса, эксперт компании Hertz подчеркнул важность правильного управления бизнес-процессами. В этом случае прибыль находится в прямой зависимости от числа автомобилей. Отсутствие навыков менеджмента в Hertz считают главным недостатком местных компаний.

Почему разоряются местные компании

Будни казахстанских компаний, специализирующихся на аренде автомобилей, на условиях анонимности описал владелец одного из крупнейших на рынке автопарков. По его словам, в среднем этот бизнес живет около полугода. Предприниматели совершают серьезную ошибку, когда пытаются удешевить услуги, предоставляя в аренду машины среднего класса без водителей. Как правило, клиенты относятся к технике и соблюдению правил движения безответственно. В итоге постоянно растущие расходы быстро топят бизнес.

Наш собеседник предпочитает работать в сфере аренды люксовых автомобилей с водителем. Это означает завышенный ценник на услуги и ограниченный круг заказчиков. С другой стороны, машины всегда под присмотром. Среди проблем, которые назвал собеседник, трудности с квалифицированным техническим обслуживанием машин и дефицит ответственных водителей.

Сколько стоит прокат автомобиля

Минимальная цена, по которой можно арендовать автомобиль в Алматы, составляет 7–10 тыс. тенге за сутки. При аренде на более долгий срок можно получить скидку от 10 до 50%. К этому обязателен депозит или залог за автомобиль в сумме 30–50 тыс. тенге.

Модели эконом-класса: сутки аренды Daewoo Matiz Joy стоят 7 тыс. тенге. Lada Kalina или Lada Granta можно арендовать за 8 и 10 тыс. тенге соответственно. Renault Logan стоит от 9 тыс. тенге, а за 11,5 тыс. тенге можно выбрать Volkswagen Polo, Hyundai Accent или Chevrolet Aveo. Стоимость проката Kia Rio и Skoda Rapid стартует с 13 тыс. тенге, а Toyota Corolla – c 23 тыс. тенге.

Среди автомобилей класса комфорт можно выбрать одну из моделей популярной в Казахстане Toyota Camry. Модели от 30 до 55 обойдутся в среднем в 14–25 тыс. тенге в сутки. А цена на последнюю Camry 70 стартует с 32 тыс. тенге. Lexus GS 300 2002 года выпуска обойдется в 13 тыс. тенге в сутки, а Lexus GS 300 2017 года – в 23,5 тыс. тенге. Кроме того, в этом сегменте представлены Ford Mondeo (от 16 тыс. тенге), BMW 525I (от 23,5 тыс. тенге), а также Нundai Еlantra. Причем среди последних доступны модели 2018 (от 18 тыс. тенге) и 2019 (от 22 тыс. тенге) годов.

В премиум-сегменте представлены практически все ведущие мировые бренды. Стоимость за сутки проката этих автомобилей стартует с 40 тыс. тенге. За эту сумму можно арендовать Jaguar XF. Mercedes S-Class обойдется в сумму от 60 до 100 тыс. тенге. Если хочется чего-то более экзотического, то можно выбрать, например, Bentley Coupe 2010 года (100 тыс. тенге) или Chevrolet Camaro 2015 года (от 50 тыс. тенге в сутки).

Сегмент внедорожников и кроссоверов также представлен автомобилями как эконом-класса, так и премиум. Здесь цены варьируются от 17 до 100 тыс. тенге в сутки. Один из самых бюджетных «проходимцев» – Renault Duster (от 17 тыс. тенге). Корейские кроссоверы Hyundai Tucson Hyundai Creta или Kia Sportage можно арендовать за 20 тыс. тенге.

Стоимость внедорожников Toyota (Land Cruiser Prado, Fortuner, Land Cruiser 100) стартует с отметки 25 тыс., так же как и Lexus LX 470. За Range Rover придется заплатить от 25 до 60 тыс. тенге. Цена на Mercedes-Benz G-Class (иначе говоря, Gelandewagen) начинается от 40 тыс. тенге. Кроме того, в премиум-сегменте предлагаются Porsche Cayenne (от 30 тыс. тенге), Audi Q7 (от 30 тыс. тенге), Сadillac Escalade (от 40 тыс. тенге), Infinity QX56 (от 45 тыс. тенге), BMW X6 (от 50 тыс. тенге) и Lexus LX 570 (от 60 тыс. тенге).

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Как вы провели или планируете провести отпуск этим летом?

Варианты

svadba.jpg

Цифра дня

старше 20 лет
половина продаваемых авто в Казахстане

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций